Измена мужу с подругой и другом

доп поле скриншотов
Уже наступила осень, шли дожди, стало сыро и прохладно. Светлане нравилось это время не только своей изморосью и листопадами, но и настроением, которое становилось немного грустным из-за того, что так незаметно пролетело лето. Сын Игорек уже подрос и вовсю бегал по дому, стараясь стащить с полок все, до чего дотягивались его ручонки. Она немного устала, сперва от ожидания родов, а после от повседневных забот. Светлана чувствовала себя белкой, что мчится по замкнутому колесу. Ольга Павловна, мама Алексея, ее мужа, уже более десяти лет живет одна и рождение внука придало ее жизни новый смысл. Теперь при каждом удобном случае она забирала Игорька к себе и занималась его воспитанием. За это Светлана была ей безмерно благодарно, смогла выйти на работу и заняться своим любимым делом, шить театральные костюмы.

Алексей уже в семь утра убегал к себе на работу. У него своя небольшая компания, которая занимается анализом рынка, составляет рейтинги. Исследование спроса и предложения, чего больше, а чего меньше, почему изменилась цена и чего не хватает. В коллективе в основном работали женщины, может из-за кропотливой работы, а может из-за того, что у них мягче голос и им легче вести опросы, доверяют. Именно в его офисе Светлана познакомилась с Мар.

Маргарита, но ее муж Макс зовет ее Мар. Смешная девушка, второй раз замужем. Первый раз продержалась чуть больше года, второй раз вышла за своего одноклассника, первую любовь. Теперь говорит, что им предначертано с рождения быть вместе. Ее кругленькие глазки хлопали редкими ресничками. Поэтому Маргарита сильно ретушировала свое лицо косметикой, изменяя его до неузнаваемости. Зачем? Ведь она вела опрос только по телефону. Светлане Маргарита нравилась тем, что она не похожа на других, одевалась ярко, даже слишком. Ее костюмы были слишком откровенные, отчего взгляд невольно скользил по телу. Она не стеснялась целоваться и обниматься со своим мужем при посторонних. А еще она много болтала, Светлана не могла с ней в этом конкурировать.

Удивительно, еще месяц назад вечера были такие яркими, но сейчас моросил дождик и на улице было почти темно. Отец Макса затопил баню, он покинул город и осел в деревне. Кроме собаки и нескольких кошек из живности больше никого не было. Но похоже, ему такой образ жизни нравился.

Дружили семьями, отмечали дни рождения и праздники. Светлана часто бывала у них на фазенде, так Макс называл домик отца. Он нравился ей, скрипучие полы, печка, запахи и какая-то странная тишина.

Муж Светланы отказался ехать, сославшись на очередные отчеты, как всегда. «Ну и ладно», — думала она, собираясь на выходные к подружке. Ольга Павловна забрала сына, и Светлана осталась одна, свободная от всяких обязательств.

После бани Маргарита была такой смешной, наивной как ребенок. Макияж был смыт, ее лицо изменилось, стало открытым и буквально сияло изнутри. Светлана сама смеялась и еще в парилке, краснея от жара и покрываясь потом, позволила Маргарите поцеловать себя. Они это делали и раньше, в Новый год, когда вместе его встречали. Парни вышли на балкон подышать, они не курили, хотя сама Светлана с Маргаритой могли чуточку подымить, состроить из себя светских дам. Тогда Маргарита утянула Светлану в детскую и, щурясь от удовольствия, прильнула к ее губам. Она умела целоваться, ее губы такие мягкие, нежные и теплые. От поцелуя Светлана растаяла и, немного стесняясь, подставила свое лицо для ласк.

Странно, но Светлана никогда не считала себя доступной. Огрызалась, если что-то было не так. Могла отпинать и даже, если разозлится, то и разбить в гневе обидчику нос. Еще в детстве она целовалась с подружкой по даче, но это был эксперимент, чтобы понять, почему взрослые это делают, да еще и прикрывают глаза. Но результат был плачевным, они так и не поняли, зачем это делать. Через год попробовали еще раз и все изменилось. Губы стали чувствительными, их щекотало от прикосновения, в груди что-то искрилось, булькало, а ладони потели.

Маргарита была активной. Она не дожидалась ответа, а просто поцеловала Светлану, не давая той возможности принять самостоятельного решения. В парилке было жарко, волосы прилипли к лицу, а губы буквально горели. Светлана зарядилась поцелуем. Внутри все горело, не то от страсти, не то от девичьего сознания, как от первого поцелуя.

Из бани они убежали в дом. Дождик продолжал моросить. Маргарита тянула за руку Светлану на второй этаж, а та бежала за ней, быстро переступая скрипучие ступени.

— Идем же, идем, — весело говорила она, заходя в комнату.

Только они переступили порог, как Маргарита тут же прильнула к своей подружке, а та, не успев ничего сделать, только и смогла как моргать и удивленно смотреть. Светлане нравилось, как ведет себя ее Маргарита, как-то уверенно, по-хозяйски, будто она ее муж. Она знала, как целоваться. То нежно, губы только чуть-чуть касались, от чего в животе все ныло. То страстно, так, что по спине пробегала волна, и тело вздрагивало.

Еще в юности Светлана много думала, отчего семьи распадаются. На ее практике было много таких примеров. Бурная свадьба, клятвы в вечной любви, а через год-другой уже грызутся, и если чаша презрения переполняется, то брак разваливался. Они не просто расходились, в их душах оставался гнев, ненависть друг к другу. Светлана не могла понять, почему так? Почему так быстро все рассыпалось? Она поняла это случайно. Сперва не поверила своим выводам, но после согласилась. Человек всегда меняется.

Любовь — это не гормональный всплеск, что толкает человека к сексу, это совершенно иное. Она пыталась найти определение любви, но так и не смогла его точно описать — это уважение, страсть, доверие, почитание и нежность, секс, семья, понимание и терпение. Что именно такое любовь? Но она знала точно, что любит свое мужа, просто любит и все. И поэтому с лёгкостью подставляла свои щечки под губы подружки, а та продолжала и продолжала ее целовать.

Маргарита это делала ненасытно, порой пренебрегая правилами приличия. Но Светлана была не против, она доверяла ей. И главное, хотела, чтобы та продолжала.

— Ты что делаешь? — шепотом спросила Светлана, когда та стала снимать с нее футболку.
— Почему шепотом? — так же тихо спросила она ее.
— А вдруг кто увидит? — настороженно спросила Светлана и чуть скосилась в сторону двери.
— Никого нет, отец Макса уехал в город, оставив нас одних.
— А твой муж?
— Не бойся его, он не кусается. А хочешь, я закрою дверь?

Но Светлана не ответила, а только потянулась вперед, чтобы ее снова поцеловали. Маргарита стянула футболку, грудь чуть приподнялась и тут же опустилась.

Что-то было не так, какие-то мысли роились. Светлана то погружалась в объятия и забывала обо всем, то снова сплывала на поверхность реальности и думала, что она делает. Но поцелуи, что покрывали ее тело, гипнотизировали. Тело вздрагивало и она, с трудом набрав в легкие воздух, опять погружалась в мир ощущений.

Маргарита — странная девушка. Брюнетка, широкие скулы, мягкие пальцы, широкие бедра, глаза то веселые, то строгие, то осуждающие, то требующие. Светлана не знала, как себя вести. Хотелось, и в то же время уже не могла продолжать, уж слишком все далеко заходит. Пальчики Маргариты скользили по ее плечам. Тонкие, еле уловимые волосики покрывали тело. Светлана чувствовала, как коготки Маргариты касались их, нервные сигналы пронизывали все тело, от чего оно вздрагивало. Что это? Думала Светлана, чувствуя, как ладонь Маргариты прикоснулась к ее спине.

Она хотела остановиться, боялась, что потеряет контроль над собой, боялась, что согласится и не сможет уже сама остановиться. Светлана знала себя, знала, что такое наваждение, что такое желание и сексуальная страсть. Она знала, что стоит ей расслабиться, как она обязательно потеряет контроль над собой. И тогда она будет думать только об одном, об оргазме, о той кульминационной точке, к которой всегда стремилась.

Руки Маргариты скользили по спине, по животу, она поцеловала сосок и ее тело сжалось. Хлопая глазами, Светлана старалась понять, что она делает, а сама уже шла за Маргаритой к кровати. «Зачем все это?» — шептала себе, а у самой уже играло воображение и где-то в паху все защекотало. Светлана улыбнулась и постаралась отбросить в сторону здравый смысл. Ей захотелось окунуться в авантюру, в сексуальную игру с подружкой. Романтические чувства промелькнули в голове как тогда на даче, когда экспериментировала с Викой. Но сейчас было что-то иное.

Почему-то вспомнилось слово «жена», на секунду покраснела, но тут же забыла и, улыбаясь, легла на немного жесткий матрац. Маргарита не давала ей передохнуть, не давала опомниться, подумать, она продолжала гладить и целовать ее полуобнаженное тело. Светлана все забыла. Да и какое это имеет значение, она здесь и сейчас, ей хорошо. Рука Маргариты скользила по животу, ее пальчики шустро шмыгнули под резинку трусиков и побежали дальше.

— Ай, — чуть вскрикнула Светлана, глаза захлопали, но Маргарита не обратила на это внимание и продолжила.
— Мне завидно.

Как гром среди ясного неба прозвучал голос Макса. Светлана вскрикнула и сразу сжалась, а Маргарита чуть ли не закричала.

— Тебе не стыдно подсматривать, убирайся! — ее голос был жесткий, совсем непохожим на тот, которым она шептала еще несколько секунд назад.

Светлана, как парализованная, боялась пошевелиться. Она покраснела и чуточку задрожала, не то от стыда, что ее увидел чужой мужчина, не то от возбуждения, что ее и правда увидел чужой мужчина. Не могла разобраться, но в груди что-то загорелось, будто вспыхнуло пламя, стало жарко, и она засмеялась.

— Ты чего? — натягивая на тело Светланы одеяло, спросила Маргарита.
— Он нас застукал, — продолжая смеяться, ответила она.
— Козел, — проворчала Маргарита.
— Да ладно тебе, ведь любопытно.
— Все равно козел, — немного сердилась она.

Светлана вынырнула из-под одеяла. На теле, покрытом летним загаром, отчетливо выделялись зоны, что были прикрыты купальником, теперь они светились. Она быстро подсела к Маргарите, вытянула шею и сама поцеловала ее.
Зачем она это делает? Что ее толкает? Светлана знала, что Маргарита не красавица, ее лицо и само тело было неидеальным, и все же она сама поцеловала ее в губы.

Что такое сексуальность, как ее определить? Для одних этот человек даже безобразен, широкие бедра, маленькая грудь, круглые глазки и тонкие брови. Как определить сексуальность и почему для одних — это привлекательно, а для других отталкивающе? Светлана не знала ответа на этот вопрос, но ее тянуло к Маргарите. Даже если она завтра все забудет, но сейчас в ее груди все горело, интрига, игра, жажда приключения, флирт, медленно переходящий в сексуальные ласки. Светлана прикрыла глаза и стала погружаться в мир эротической неги.
— Он будет подсматривать, — тихо прошептала Маргарита. Светлана приоткрыла глаза, делала это медленно, будто просыпалась.

— Пусть, — спокойно ответила и провела рукой по щеке своей подружки.
— А если он зайдет? — все так же тихо спросила она у Светланы.
— Боишься за своего мужа?
— Нет.
— Пусть, — уж как-то просто сказала Светлана и посмотрела в проем двери. А что она будет делать, если он и правда зайдет? Опять забьется под одеяло и будет трястись от стыда или скромно жаться в уголке, прикрывая свое тело?
— Нам придется тогда его… — Маргарита прикусила губу, а после добавила. — Нам придется его оттрахать.
— Нам? — в ужасе удивилась Светлана.
— Ну да, нам, — как факт подтвердила Маргарита.
— Нам… — Прошептала Светлана и в ее голове уже промелькнула вся сцена, как она занимается сексом с мужем Маргариты. Вздрогнула и как-то непонимающе посмотрела в глаза Маргариты. — Ты шутишь?
— Нет, — совершенно серьезно ответила ей. — Я одна не справлюсь.
— Групповушка… — И на ее лице проступила улыбка.
Светлана относилась к Максу с уважением. Он ей не нравился, был высокий, тощий, ладони как лопаты, низкий голос. Она никогда не думала о нем как о мужчине, вернее, как о партнере, он для нее был всего лишь мужем Маргариты и не более того.
— Мне его уже жаль, — смеясь, сказала Светлана и, прижавшись к Маргарите, спросила. — А как это?
— Я, как законная жена, имею право быть первой.
— Я не претендую, — тут же прошептала Светлана, хотя у самой в голове вертелись странные мысли, которые не давали покоя.

Светлана никогда не участвовала в подобных экспериментах, не то что бы была скромницей, нет, просто уважала мужа и не хотела его компрометировать. Но Маргарита это одно, но ее муж… Светлана не знала, как себя вести. Вроде глупость сказала, что «его уже жаль», тем самым подтвердила, что готова… Но что теперь делать? Она отодвинулась, губы сжались и тело напряглось.

Пока Светлана думала, Маргарита выскочила из комнаты и уже через несколько секунд притащила за собой Макса. Светлане стало дурно. Ей показалось, что она в публичном доме и пришел ее клиент. Хотела что-то сказать, но в горле застрял ком и вместо слов она только натянула повыше одеяло. Маргарита не стала долго думать, стянула с себя трусики, ее черный лобок немного вульгарно запрыгал.

Светлана дернула головой, стараясь прийти в себя. Чуть отползла в сторону, прикрыла руками грудь и зачем-то взяла в руки подушку.
Макс не стеснялся. Он пялился на Светлану, на ее голые ноги, что торчали из-под одеяла, на ее плечи и руки. Его взгляд был серьезным, даже холодным, отчего Светлане стало совсем не по себе. Он снял с себя штаны и… Светлана не могла оторвать взгляд. Его боец сразу встал на дыбы, будто только этого и ждал. Пыталась не смотреть, опускала глаза, отворачивала голову, но после опять смотрела на его мужской, готовый к работе орган.

Пока Светлана приходила в себя, Маргарита обняла мужа, и они нагло, не обращая внимание на нее, стали целоваться. Светлане показалось, что она лишняя, про нее забыли, стало неловко и уже хотела тихо выскользнуть из комнаты, но не успела.

Макс развернул свою жену к себе спиной, та встала на коленки, наклонилась вперед, и он быстро пристроился сзади. «Порнография», — промелькнула мысль у Светланы, а сама стала внимательно наблюдать за ними. Маргарита закрыла глаза, закусила губы, ее тощие груди повисли как у козы и закачались из стороны в сторону. Макс дернулся, и Маргарита зарычала, он опять дернулся и рычание повторилось. Звук исходил откуда-то из глубины, был низким и протяжным. Уже через несколько секунд он затрясся. Все так просто. Светлана могла со своим мужем целоваться часами, до тех пор, пока губы не заболят, а после обнимать и ласкать друг друга. Сейчас перед ней шла простая сцена, минута поцелуев и… это… просто страстный трах. Они слились воедино, их энергетика, темп, вибрация, дыхание стало единым. Светлана смотрела и даже завидовала. Она была единственным зрителем, и никто ей не мешал рассматривать и слушать их.
И вдруг все прервалось. Затихло. Маргарита резко открыла глаза. Они были туманными, смотрели сквозь пространство. Снова их закрыла, дернула попкой и Макс продолжил. Через секунду Маргарита довольно зарычала. Ее руки задрожали, и тело просто упало на кровать.
Светлана чувствовала ее, ощущала, будто это произошло с ней. В глазах немного потемнело, а в ушах послышался звон. Она посильнее прижала подушку и потянула на себя покрывало. Макс сел на пол. Минута тишины.

Зачем она тут? Снова спросила себя Светлана. Она оберегала свою честь, следила за своими поклонниками, не заигрывала с ними, не отвечала взаимностью, а ведь порой хотелось. Зачем она тут? Светлана не знала. В животе все ныло, а между ног зудило. «В каком идиотском положении я оказалась», — думала она, ища момент, чтобы выйти из комнаты.

Вдруг Маргарита открыла глаза, шлепнула себя по животу, села и весело подмигнула Светлане.

— Я хочу есть, — вдруг заявила она и быстро встала. — Пойду приготовлю, как сделаю позову, — и тут же, не обращая внимание на Светлану, горячо поцеловала мужа, голышом выскочила из комнаты.

Что теперь делать? Светлана не знала. В голове крутились моменты последних минут, теперь она никуда не хотела уходить. Как глупо бежать, да и Макс удовлетворен, теперь ей ничто не угрожает. Она с облегчением вздохнула и внимательно посмотрела на его затылок.

— Ты красивая, — вдруг сказал он.
— А ты только сейчас это заметил?
— Нет, знал, но не думал, что настолько обворожительна, — он повернулся к ней, его глаза были спокойны, страсть и холод растворились. — Ты сексуальна.
— Спасибо, — зачем-то ответила Светлана.
— У тебя нежная кожа.

Светлана гордилась этим, она у нее и правда была мягкой, шелковистой. Макс сел, вытянул руку и потянул покрывало на себя. Что делать?! Вдруг Светлана на мгновение запаниковала, но ничего не предприняла. Макс тянул покрывало на себя. Оно медленно сползло, оголив руки, а после и грудь. Он не остановился, потянул его дальше, вот засиял живот, тонкие белые трусики. Покрывало упало на пол. Неловкий момент. Светлана была вроде и не раздета, но в то же время чувствовала себя обнаженной. Небольшая грудь чуть выпирала вперед. Светлана улыбнулась… Не знала, как себя вести. Как девочке завизжать и убежать? Глупо. Она так не могла поступить, да и признаться честно, не хотела, уже не хотела. Светлана посмотрела Максу в глаза. Его взгляд не был пошлым, он был открытым, каким-то странным, притягивающим. Молчание затянулось. Она взяла трусики за резинку и потянула их на себя вверх, отчего губки буквально впечатались, в шелковистую ткань, прорисовывая все до мельчайших подробностей. Опять улыбнулась. Оттянула резинку вверх, вытянула шею, как будто рассматривая то, что под тканью.

— Я, наверное, пойду, — вдруг сказала она и собралась сесть, как вдруг руки Макса легли ей на бедра, Светлана замерла.
— Разве этого ты хочешь?

Она не успела ничего ответить, как его пальцы подцепили трусики и потянули их на себя. В душе Светлана задрожала от неуверенности в себе. Ее пальцы отпустили резинку, и трусики соскользнули с нее. На мгновение стало стыдно. Кто-то еще кроме мужа увидит ее обнаженный, такой наивный и беззащитный лобок. Но она ничего не сделала, а просто ждала неизбежного. Сердце задребезжало как у старой машины, все заныло на пределе, скрежет и писк в груди. Живот, пальцы, да, впрочем, все тело похолодело. Она наблюдала, как он стягивает с нее трусики. В этом было что-то ужасное и в то же время столь возбуждающее.

Макс смотрел только в одно место, как оголяется не загорелая кожа. И вдруг стало жарко, ужасно жарко. Светлана чуть приподняла попку, давая возможность трусиками свободно соскользнуть. Наконец они прошлись по коленкам, а через мгновение легли где-то там, на полу. Не зная зачем, она прикрыла ладонью лобок, посмотрела на Макса, но тот смотрел только на ее руку. Она решилась и убрала пальцы. Теперь он мог видеть все, что хотел.

Он погладил ее бедра, живот, выпрямился… Она увидела, что его фалос опять в боевой готовности и торчит вверх. Светлана не испугалась, она знала, чего хочет, просто боялась в этом себе признаться. Боялась, что зайдет Маргарита и застукает ее, боялась, что кто-то узнает про это…

Светлана была даже рада, что все так получилось, нет лишних слов, прелюдий. В мыслях даже благодарила его, что он не остановился. Макс вытянул руку вперед, положил ее на грудь и сжал ее.

— Ай! — вскрикнула Светлана и поморщилась от боли. — Прошу, так не делай, — тихо сказала она, оторвала его руку от груди, раскрыла ладонь и поднесла к губам. Грубые пальцы, Светлана нежно поцеловала их, а после раскрытую ладонь положила себе на грудь и повела ее в сторону, будто раскатывает желейный шарик. Стало приятно, зуд в сосках, что не давал последнюю минуту покоя, чуть успокоился. — Вот так, не спеши, я никуда не денусь.
Он понял, положил вторую ладонь на другую грудь и нежно повел ее в сторону, Светлана следила за его руками.
— Да.
Она от удовольствия прищурилась. Он несколько раз повел руками по груди, та нехотя плавала, а после сжал сосок.
— Ай! — опять вскрикнула Светлана — Не надо, прошу тебя, не делай так, они нежные. — Сердце так и барабанило. Осуждающе посмотрела ему в глаза, оторвала руку от груди и подушечкой его пальца прикоснулась к самому кончику своего соска и тут же прикусила губу. Легкий разряд прошелся от груди по всему телу и погас где-то в глубине ее сознания. — Вот так, тихо, осторожно

Он повторил это несколько раз, Светлана готова была замурлыкать. Макс быстро учился. Что ее больше возбуждало, то, как он это делал или то, что это был чужой мужчина? Она мысленно следила за его руками, как он поцеловал, а после чуть сжал зубами сосок и сразу взрыв… Все тело вздрогнуло… По нему прошла волна какого-то странного экстаза. Она никогда еще такого не ощущала, слабая боль смешалась с теплом в груди, которая тут же растаяла. Светлана замерла, ожидая повторения, и Макс повторил, она опять вздрогнула. Тихий шелест простыни пролетел по комнате и это протяжное мммм…

Непроизвольно Светлана прогнулась, подставляя грудь чужим ласкам. Забыла где она, кто с ней, что делает. Несмотря на сомнения, которые еще минуту назад ее терзали, она решилась сделать последний шаг. Согнула левую ногу в коленке и отвела ее в сторону. Пусть будет так, решила она и, откинув голову, стала ждать.

Он не лез к ней с поцелуями, он действовал. Кажется, Макс знал ее уже давно, знал, что ей нравится. Она растворилась в своих чувствах, фантазии смешались с реальностью. Светлана думала, что это сон и с легкостью отдавала свое тело его рукам. Он вошел легко, непринужденно, будто это делал уже сотни раз. В ответ на его действия она лишь тихо промурлыкала и чуть прогнулась в спине.
«Прочь дурные мысли, вы мне не нужны», — шептала себе Светлана, ощущая, как он проникает в нее. «Пусть будет что будет», — думала она, отбрасывая руки в стороны. «Я хочу его», — говорила Светлана сама себе, продолжая чувствовать толчки внутри себя.

Он кончил неожиданно. Она не успела насладиться вибрацией между ног, не успела подняться на вершину волны, с которой обычно ныряла в глубины оргазма. Это было неожиданно, будто тебя разбудили на самом интересном месте. Макс поступил глупо, необдуманно… Он просто вынул свой член, и его сперма тут же хлынула ей на живот.

Она еще не пришла в себя и не понимала, что произошло? Почему прервался акт, танец секса, что случилось? Сперма растекалась по ее животу, заполняя чашу пупка. Светлана тяжело дышала, она была разочарована. Густая жидкость стала стекать. Светлана жалела себя. «И ради этого я всем рискнула, всем пожертвовала», — мучительно думала она. Захотелось его обматерить, пнуть, но вместо этого улыбнулась и тихо сказала:
— Спасибо.

Положила руку на живот, и та сразу стала липкой. Захотелось избавиться от следов секса, смыть отпечатки, запахи, избавиться от всего того, что уже ненавидела. Светлана села, посмотрела на ладонь, из пупка стала вытекать белая жижа. «Какая мерзость», — промелькнуло у нее в голове. Встала, схватила халат и набросила на плечи, стараясь не испачкать его, побежала обратно в баню.
Она прошмыгнула мимо кухни, где суетилась Маргарита, но та даже не обратила на нее внимание, так была поглощена своим любимым делом. Выскочила на улицу и, шлепая босыми ногами под моросящим дождем, быстро скрылась в бане.
На душе было гадко. «Тебя использовали как шлюху, трахнули и все», — ворчала она, смывая с себя следы сексуального предательства. Она изменила мужу, вот так просто и все ради чего? Светлана терла мочалкой свой живот, намыливала его и опять смывала. Ей казалось, что все тело пахнет спермой чужого мужчины, что она пропиталась унижением, что на ней стоит клеймо изменницы. Светлана нервно дергалась, намылила волосы и быстро смыла, а после, в гневе на саму себя, обкатилась холодной водой.

Вдруг открылась дверь и вошел Макс.

— Уходи, — стараясь быть более спокойной, прошептала она, — прошу тебя, уходи.

Она готова была заплакать, так стало жалко себя, что позволила обнять. А после сама прижалась к его телу и, слушая как бьется сердце, почувствовала, как руки Макса гладят ее мокрые волосы, плечи и спину. Светлана подняла голову и потянулась к его губам. Поцелуй был глупым, каким-то неловким, как у малолетки, что решилась первый раз поцеловаться. И все же она была рада, что поцеловала. Злость прошла, и обида как-то сама собой растворилась.

Он опять ласкал ее грудь, а она, уже начав улыбаться, подставляла ему свою шею. Еще минуту назад проклинала его, и вот уже в мыслях благодарила, что он пришел за ней, не стал слушать ее и как в первый раз просто наслаждался ее телом. Светлана опять ощутила себя желанной, пусть в сексе, но любимой.

Все как всегда. Так проходил у нее секс с мужем, бурно и стандартно, будто под копирку, в нем ничего не менялось. Да, она страстная женщина и получала свое. Оргазм ее поглощал, ради этого Светлана и занималась сексом, но сейчас все было по-иному. Какие-то иные ощущения, они поднималось от ног к животу и выше. Все тело горело, пальцы на руках мелко дрожали, хотелось закрыть глаза и забыть где ты. Но она продолжала смотреть на него, на то, как его боец опять встал и готов был исполнить свое предназначение.

Максим развернул ее к себе спиной, точно так же как это сделал с Маргаритой. Светлана не стала спрашивать, что делать, уже знала, просто встала коленками на скамью. Он пристроился сзади, как-то по-хозяйски погладил ее ягодицы. Руки скользнули ниже и уже через минуту его член, как скользкий угорь, извиваясь, вошел в нее.
— Ой, — успела сказать она и Макс задергался.

Сейчас все было по-иному. Светлана чувствовала, как он проникает в нее, ей даже это понравилось. Зуд в паху усилился, и она чуть сильнее прогнулась в пояснице, тем самым приподнимая попку повыше.

Он немного подергался, казалось, еще немного и Светлана подхватит темп его танца, ощутит внутреннюю вибрацию, но он остановился. Светлана замерла, не зная будет ли продолжение или он опять уже все. Максим погладил ее по спине, пояснице, провел руками по бедрам, а после сжал ягодицы.

— М… — Промычала Светлана, это было грубо с его стороны, неожиданно и в то же время так возбуждающе.

Макс вынул своего бойца. Светлана подумала, что все закончилось и расстроилась, но тут же поняла, что это только начало. Головка ткнулась ей в ямку ануса. В сексе с мужем она использовала классическую позу, ее часто называют поза миссионера. Очень удобно, есть свобода, можно целоваться, ласкать, гладить шею и лицо. Это поза доверия, поза любви. Но сейчас Светлана стояла на коленках, в позе покорности и подчинения.

Он надавил им в ямку, Светлана ожидала боль, много слышала про это. Она не хотела, чтобы он это делал, считала это унизительным. Макс опять надавил. Его твердый член, как кол, медленно и уверенно прорывался. Светлана закусила губу, боясь вскрикнуть от боли. Он еще раз надавил и, прорвав последнее сопротивление, головка провалилось. От удивления Светлана заморгала глазами, боли не было, был дискомфорт, но не боль. Макс несколько раз дернулся, боец полностью погрузился в ее попку.
Светлана замерла. Она не ожидала, что когда-нибудь решится на этот вид секса, всегда его в мыслях отрицала и даже презирала. И вот теперь стояла попкой вверх и почему-то чувствовала какое-то блаженство. Светлана радовалась, что это не ее муж, как она после этого сможет смотреть ему в глаза, как он будет ее уважать.

Макс стал осторожно вытягивать свой член. В паху все закипело, зуд между губок усилился и стало невыносимо терпеть. Он замер, несколько раз чуть дернулся вперед, а после так же осторожно вошел обратно в попку.

— Рррр… — Зарычала Светлана.

Макс повторил свои движения, опять почти вышел и опять полностью вошел в нее. Зуд не утихал, а только усиливался. В глазах у нее запрыгали искорки. И вдруг все изменилось. Макс резко дернулся, вогнав кол в нее, его яички ударились о ее губки. Она взвыла от странного удовольствия, от того, что мошонка зашлепала, передавая ей необычный ритм. Макс затрясся. Точка клитора, тот самый маленький бугорок, в котором сосредоточены все нервные узлы сексуальности Светланы, стал буквально звенеть. Она резко задрала голову и про себя крикнула: «только не останавливайся» и Макс продолжал.

Эта сексуальная вакханалия продолжалась не одну минуту. Она закричала не от боли, а от того самого тяжелого и глубокого как омут оргазма. Светлана повалилась на лежанку, и ее тело затряслось в конвульсиях. Она ничего не могла поделать. Просто лежала и ждала, когда последний разряд спазмов покинет ее, и только после этого Светлана смогла спокойно вздохнуть.

Член Макса осторожно выскользнул и анус сразу запечатал вход, оставив его семя внутри ее тела. Ей было одновременно стыдно и радостно, больно и блаженно, проклинала и гордилась собой. Светлана не знала, как теперь вести себя. Она стала шлюхой, что подставила свой зад.

Изменила уже второй раз за вечер. А какое это уже имеет значение сколько раз, два, три или пять. Она в мыслях согласилась, что если он еще захочет, то не откажет.

— Свет, тебе не больно? — обняв ее, спросил Макс.
— Нет, ну разве что чуточку, — что она еще могла ему сказать, но ей и правда было не больно, сама удивлялась почему.
— Тебе понравилось? — зачем-то спросил он.
— Даже не знаю, необычно, вот что могу сказать.
— У тебя потрясная попка, самая классная, нежная, она предназначена для этого.
— Ты в этом уверен? — удивилась она и заглянула в его веселые глаза.
— Да, она так и манит, я не смог удержаться.
— И чем же она тогда классная, чем отличается от других? — и правда, чем она могла отличаться от других.
— Она у тебя открытая, манит. И еще, — он замолчал.
— Продолжай, — обливаясь теплой водой, сказала Светлана.
— Она легко пускает.
— Пускает… — Светлана остановилась и призадумалась над сказанным. Она не могла отрицать, но ей понравился этот вид секса. И все же странно то, что всегда отрицала и презирала, вдруг нравилось.
Светлана не хотела рассуждать с Максом относительно «открытости» ее попки, он должен забыть ее. Еще раз окатив себе холодной водой и визжа, она выскочила из парилки.
— Тебе можно доверять? — спросила Светлана Макса.
— Да.
— Тогда то, что было между нами, никто не должен знать, — она почему-то доверяла ему, но должна была получить дополнительные гарантии.
— Вроде не хотел никому болтать.
— Договорились? — жестко спросила она у него.
— Да.

После они болтали о всякой глупости. Минут через десять вернулись в домик. Маргарита, похоже, даже не заметила их отсутствия. Она как всегда трещала, рассказывая про соседа, который потерял детей, пока гулял. А после Светлана узнала про всех кошек, что обитают у них в малосемейке, про капитана, который изменил жене, про маньяка на соседней улице, который бегает в одних трусах. Казалось, что она знает все. Между делом Маргарита целовалась с Максом и порой так страстно, что Светлана чувствовала себя лишней, а потом они снова смеялись и болтали. Светлана понимала, что у них только одна страсть — это страсть друг к другу, и что они забудут ее уже через пару дней. От этого рассуждения Светлане стало легко. Она уже спокойно относилась к тому, что Маргарита изредка запускала свою руку ей под футболку, и при своем муже ее тискала.

— Максик, мы спать хотим, — видя, как несколько раз зевнула Светлана, сказала Маргарита.
— Все постелено.
— Там холодно, затопи…
Он не стал спорить с женой, вышел во двор, принес охапку дров и поднялся на второй этаж, уже через минуту по дому потянуло дымком.
— Идем, — тут же скомандовала Маргарита и, схватив уже явно уставшую Светлану, потянула ее на верхний этаж.

Они пошли не в спальню, а в комнатку, вдоль стен которой стояли стеллажи, заставленные под самый потолок книгами. Это была библиотека отца Макса. Горел камин, веяло теплом и уютом. Маргарита притащила толстое одеяло, бросила его на пол и тут же разделась. Улеглась на него, и как маленькая черная кошечка потянулась, довольно мурлыкнула, свернулась калачиком и поманила к себе Светлану.
Светлана, позевкивая, рассматривал книги.

— Здесь почти одна фантастика, — сказал Макс и тоже подошел к полкам.
— Он все это прочитал?
— Да, и кажется не один раз.
— Зачем?
— Он не любит наш мир, — Макс имел в виду существующий мир, — считает его неправильным, алчным и лживым, поэтому как ребенок читает взрослые сказки про иные миры.
— Поэтому уехал в деревню?
— Да, и не только поэтому, он же был в силовиках, пришлось сматывать удочки.
— Так все серьезно?
— Похоже, что да.
Подошла обнаженная Маргарита и со спины прижалась к Светлане.
— Не пугай девочку, — попросила она мужа, а сама так и льнула к ней, рука нырнула под ее футболку и заскользила вверх.
Светлана ничего не сказала, чуть откинула назад голову и посмотрела Маргарите в глаза. Опять заиграли нотки сексуального озорства, опять в животе что-то заныло и дыхание стало неровным, прерывистым.
— Я сейчас, — сказала Маргарита и на минуту выскочила из комнаты. Она вернулась быстро, неся в руке тонкий темно-синий шарф. — Стой смирно, — скомандовала Маргарита и повязала Светлане шарф на глаза.

Мир пропал, остались звуки и запахи. Светлана послушно стояла и ждала. Теплыми пальчиками Маргарита подцепила футболку и шустро ее сняла. Светлана не возражала, повернула голову в сторону камина, оттуда тянуло теплом. После Маргарита сняла со Светланы трусики, и та осталась обнаженной, точно такой же, как и сама Маргарита. «Что она задумала?» — подумала Светлана и постаралась предугадать дальнейший сценарий развития.

Маргарита отошла. Подняла с пола толстое одеяло и набросила его на письменный стол, что стоял у нескольких коробок с книгами. Взяла Светлану за руку. Несколько раз поцеловав, посадила ее на стол, а после потянула за плечи назад, и Светлана легла на спину.
Лежать было не совсем удобно, ноги свисали, но мягкое одеяло компенсировало неудобства. Светлана почувствовала, как чьи-то губы коснулись ее живота. Она замерла, стараясь угадать кто это. Немного шершавая ладонь прошлась по бедрам, в груди сразу взревел мотор и сердце надрывно заклокотало. Макс, тут же решила она. Его руки скользнули вверх, и раскрытые ладони легли на грудь. «Да, это он», промелькнула мысль. Светлана забыла про Маргариту. Она чувствовала, как его ладони, чуть надавив на грудь, стали катать ее из стороны в сторону.

Так приятно, так легко и свободно. Ощущение, что тебя одновременно гладят десятки рук. Светлана прогнулась, подставляя свою небольшую грудь под его пальцы. Он делал это нежно, так как она его учила. А после Макс целовал, и его зубки чуть сжимали ее соски, и Светлана, постанывая, извивалась на столе. Она поскуливала от наслаждения, от прелюдии к чему-то большему. Светлана тянулась губами в пустоту и ловила чьи-то руки, целовала и целовала.

Он взял ее ноги, время остановилось… Она не слышала больше ничего, только чувствовала его руки. Макс согнул ноги в коленках, она ждала. Ее тело, как на жертвенном камне, было раскрыто, готовое принять его. Она ждала. Руки развели коленки в стороны. Светлана смотрела на себя со стороны. В полутемной комнате, освященной только огнями камина, ее белый лобок манил, сиял как фонарик. Губки сами раскрылись, готовые принять его… Он коснулся их, и Светлана вздрогнула. Боец от перенапряжения подпрыгивал, не мог успокоиться. Шлепал ее по внутренней стороне бедра, а после упал на лобок, несколько раз подпрыгнул. Светлана замерла. Он ткнул им сразу в центр, и, не останавливаясь, вошел в нее. Вскрикнула, от удивления, что он уже в ней.

Вступление к самому главному закончено, она с нетерпением ждала продолжение. Макс не шевелился, его член дергался в ней. Светлана почти перестала дышать, чего-то боялась. Он пошевелился, и она замерла. Макс тихо стал выходить, скольжение было ровным и теплым. Что-то внутри запело, так тонко, буквально еле уловимо. Она прислушалась, но кроме треска горящих поленьев в камине ничего не услышала. Он почти вышел из нее.

— Мммм, — тихо промычала.
Макс чего-то ждал, ее руки потянулись, нащупали столешницу и вцепились в нее, и тут он дернулся.
— Оа… — Глухо вырвалось из ее груди.

Ритуал начался. Его пенис почти выскальзывал из ее тела и в то же мгновение резко уходил обратно. Она вскрикивала, пальцы сжимали столешницу, тем самым не давая телу соскользнуть со стола.

Секс. Для чего он дан людям? Как поощрительная конфетка в процессе размножения? Или это иное, более высокое? Или как раз низкое и животное, мол, наслаждайся, но плодись. Светлана любила секс и не представляла, как можно не испытывать оргазма. Тогда ради чего им заниматься, зачем притворятся, что тебе хорошо? Зачем?

Она так и не поняла, когда все закончилось. Сознание медленно, нехотя вернулось к ней обратно. Тело ныло, она так и лежала на столе, раскинув в стороны руки. В горле что-то першило, какой-то ком. Повертела головой по сторонам, в глазах забегали звездочки. Их не было. Тепло от камина успокаивало. Она присела и постаралась вспомнить, что произошло. Опять стыд. Опять дилемма, самобичевать себя за то, что совершила или успокоиться и принять как есть? «Ты шлюха, развратная женщина», — шептала себе Светлана, натягивая брошенный на пол халат Маргариты. «Ну почему, почему я такая? Зачем я так поступила?» Она шлепала по ступенькам, спускаясь со второго этажа. Светлана опять ушла в баню смывать с себя запах спермы и секса.

Живот болел, ком в горле пропал. Она помнила приятные ощущения, помнила оргазм, но не могла себе простить, что опять сделала это. Говорят, вода обладает особыми свойствами, она снимает с тебя всю отрицательную энергию, очищает. Светлана уже третий раз помылась в бане. Она боялась одного, что опять заявится Макс, и она снова подставит ему свою попку. Она уже знала, что поступит именно так. Ей этого хотелось. Как бы Светлана себя ни укоряла, но секс с Максом ей понравился, и это, наверное, единственное, что ее успокаивало.
Она вернулась в дом, Макс с Маргаритой шептались в спальне. Светлана зашла в библиотеку, положила в камин еще несколько поленьев. Закуталась в то самое толстое одеяло, на котором лежала на столе, села на маленький диванчик и сладко уснула.

Проснулась от того, что почувствовала сладкий запах стряпни. Так пахли бабушкины булочки. Светлана не хотела открывать глаза, ощущала, что прохлада осени проникла в комнату, а после услышала скрип дверцы, приоткрыла глаза. Макс растопил камин, потянуло дымком, он повернулся, она сразу сделала вид, что еще спит. Уже через несколько минут стало тепло. Вставать не хотелось, но запах манил на кухню и в животе заурчало.

Светлана не знала, как себя вести. Ей уже не было стыдно за вчерашний вечер, но все же неловко. Шлепая босыми ногами, она появилась в проеме кухни.

— Ты что босиком! — вдруг раздался возмущенный голос Маргариты, — пол холодный, на, — она сняла свои пушистые тапочки в виде кролика, Светлана сразу их напялила, стало тепло. — Макс, отдай свои тапки, мне холодно. Как ты? — Ласково спросила она и чмокнула ее в щечку.
— Отлично, выспалась. Не встала бы, если не эти запахи.
— На, — тут же вытянула из духовки горячую и ароматную плюшку.
Светлана схватила и тут же пожалела.
— А… горячая… — Плюшка упала на пол, она опять схватила ее и снова закричала, — а…
Маргарита, видя, как Светлана корчится, пытаясь ее откусить, подошла, забрала плюшку, разломила ее на несколько частей и положила на блюдце.
— Держи, чудо лохматое.
— Что, и правда лохматая? — спросила Светлана и постаралась прогладить свои волосы.
— Максик, завтракать, все готово.

Пока ели, смеялись, никто не поднимал тему вчерашней игры. Да и была ли она? Может ничего и не было, может ей все приснилось, и она надумала, вот только живот болел. Маргарита обратно убежала на кухню, ее хлебом не корми, дай только что-нибудь постряпать. Светлана встала, поправила на себе теплый белый халат. Поднялась обратно на второй этаж, он более уютный, как норка. Макс вышел из комнаты. Его глаза хитро улыбались, он взял Светлану за руку и повел в библиотеку, а она, шлепая в огромных тапочках, стараясь не упасть, шла за ним.

— Ты в трусиках? — как только вошли, спросил он.
— Да, — с легкостью ответила она.
— Сними их, — спокойно сказал он, и Светлана тут же стянула их с себя.
Он бросил одеяло, которым она укрывалась, на пол, повернул ее к себе спиной. Светлана без лишних слов все поняла, встала на коленки, задрала халат, уперлась руками в пол и приготовилась.
Она не сожалела ни о чем, ей хотелось этого. В паху опять все защекотало, появился странный зуд, грудь заныла, и сердце, как мотор гоночной машины, надрывно взвыло. Светлана ждала…

Елена Стриж © elena.strizh@mail.ru ISBN: 978-5-5321-0292-7
Категории: Истории
Комментарии (0)
Написать
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Похожее фото:
© 2019 FUN24.org
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 12.0 бесплатно